НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
English Russian
/ В эту пятницу, 10 июля, НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина и Фонд по борьбе с онкологическими заболеваниями им. Н.Н. Блохина проводят научно-образовательную конференцию «Множественная миелома»
Обновлено: 10.06.2022

В эту пятницу, 10 июля, НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина и Фонд по борьбе с онкологическими заболеваниями им. Н.Н. Блохина проводят научно-образовательную конференцию «Множественная миелома»

9 июня 2022

В эту пятницу, 10 июля, НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина и Фонд по борьбе с онкологическими заболеваниями им. Н.Н. Блохина проводят научно-образовательную конференцию «Множественная миелома».  Онлайн-формат рассчитан на то, что в ней сможет принять участие широкий круг специалистов из всей России. Накануне форума мы поговорили с заведующей отделением химиотерапии гемобластозов, д.м.н., профессором Гаяне Тумян. 

– Что это за болезнь такая – множественная миелома?

– Множественная миелома (ММ), это, безусловно, опухолевое заболевание кроветворной и лимфоидной ткани, субстратом которой являются плазматические клетки, вырабатывающие патологический белок.

– Можно сказать, что это рак плазмы крови?

– Нет нельзя. Это опухоль, представленная плазматическими клетками, которые являются конечным продуктом дифференцировки В-лимфоцитов. В чем функция В-лимфоцита? Обеспечение гуморального иммунитета организма за счет выработки специфических белков-антител. Антитела связываются с антигеном (токсин, бактерия, паразит), обезвреживают и выводят его из циркуляции. Таким образом, миелома - это опухоль иммунной системы. Именно этим можно объяснить огромный пласт проблем. Больные находятся в состоянии глубокого иммунодефицита, а значит, имеют большое число инфекционных осложнений.

– Как это заболевание диагностируется? По каким симптомам человек может заподозрить у себя миелому?

– Есть определенные симптомы, на которые можно ориентироваться при множественной миеломе. С одной стороны, они связаны с инфильтрации костного мозга, костей и других органов опухолевыми плазматическими клетками, с другой стороны – с наличием патологического белка в крови. У больного может быть анемия, повышение СОЭ, креатинина, общего белка, и самое частое, поражение костей скелета. Этим объясняется, почему больные попадают к нам от других специалистов.

– Почему так происходит?

– Потому что больной обращается к врачу с выраженным болевым синдромом, его могут долго лечить терапевты и неврологи, потом делается МРТ и выявляются остеолитические очаги в костях. В этом случае, конечно, необходимо исключать множественную миелому или метастазы рака. Это может быть опухоль молочной железы, или простаты, или первичные опухоли костей. И самое главное – эти остеодеструктивные изменения в костях могут вызвать очень серьёзные нарушения. Например, сдавления спинного мозга, больные в этом случае перестают ходить, у них может развиться парапарез или спонтанные патологические переломы. К сожалению, это частая ситуация при множественной миеломе и увы, дорога к онкогематологу может быть довольно долгой.

– Т.е. основная проблема множественной миеломы связана с сложностями диагностики?

– Я бы сказала, с поздней диагностикой. Больные сначала идут к неврологу. Начинает болеть нога или спина, например, при этом не определяется опухоль. Больные могут делать физиотерапию, прогревания, что точно не улучшает ситуацию.

– Ничего же не растёт?

– Да, при лимфомах, например, увеличивается лимфатический узел или появляется где-то опухоль. Больной знает, опухоль - это плохо, надо идти к онкологу. А тут болит нога – человек идёт к неврологу. Ему говорят – у вас воспаление седалищного нерва или остеохондроз. Начинают его от этого лечить. Или больной сдал анализ крови, а там небольшая анемия, например, гемоглобин 95, повышение СОЭ, т.е. неспецифические изменения. Больной начинает ходить по кругу – нарастает слабость, часто болеет вирусными инфекциями, а объяснить это доктора зачастую не могут. Или другая ситуация, больной сдаёт биохимический анализ крови, а там повышение креатинина и мочевины, начинают исключать почечную патологию. А ведь это один из частых симптомов множественной миеломы – т.н. миеломная нефропатия

– С чем она связана?

– Существует много причин для поражения почек при ММ, но главная, протеинурия, экскреция почечными канальцами моноклональных легких цепей иммуноглобулина, которых синтезируется очень много. Они повреждают почки, снижают ее концентрационную функцию и в конечном итоге приводят к развитию почечной недостаточности.

– Т.е. миелома, это очень непростая болезнь, которая состоит из очень многих, многих симптомов?

– Именно. И кроме этого, она ещё может протекать по типу плазмоцитом, т.е. это изолированные внекостномозговые опухолевые узлы, которые чаще исходят из костей или мягких тканей, но могут быть и в других органах, таких как ЖКТ, молочная железа, верхние дыхательные пути, пазухи, кожа. Часто болезнь начинается с опухоли позвоночника, поэтому мы тесно работаем с нашими вертебрологами.

– В чём состоит их функция?

– Зачастую, когда больной приходит с признаками сдавления спинного мозга, с патологическим переломом тела позвонков, на первом этапе мы просим вертебрологов сделать декомпрессию. Во время декомпрессионной ламинэктомии они убирают фрагмент позвонка, который пережимает спинной мозг. Далее мы начинаем лекарственное лечение и тогда, если повреждение или сдавление нервных окончаний, нервных корешков и спинного мозга продолжалось недлительное время, то больной может восстановить неврологический дефицит.

– Насколько излечима эта болезнь, можем ли мы достичь полной ремиссии?

– Полной ремиссии достичь можем, но к сожалению, болезнь считается неизлечимой. Она всё равно через какой-то промежуток времени возвращается.

– Но при этом мы можем перевести её в хроническое состояние?

– Нет, в хроническое состояние перевести не можем, но можем контролировать эту болезнь, поддерживать длительное время ремиссию. Затем болезнь снова может вернуться, дальше мы начинаем лечить больного заново. Причём, возможности лечения множественной миеломы расширяются, в последние годы просто шквал новых препаратов в этой области. Причём, в основном речь идёт о биологических препаратах, химиотерапия все больше и больше вытесняется из лечебного арсенала.

– А что такое биологические препараты?

– Это таргетные препараты, направленные на блокирование различных сигнальных путей, это иммуномодулирующие агенты, ингибиторы протеасом, моноклональные антитела. В лечении ММ применяются комбинации лекарств с разным механизмом действия. Причём, мы можем использовать иммуномодуляторы и ингибиторы протеасом не только первого, но и последующих поколений.

– Т.е. у вас есть возможность варьировать?

– Возможностей терапии много. Для молодых больных мы используем высокодозную химиотерапию с аутотрансплантацией, поэтому на нашей конференции отдельный доклад будет посвящен этой важной теме. Аутотрансплантация является стандартом первой линии терапии молодых больных ММ. Мы будем говорить о группе высокого риска ММ, которая определяется на основании генетических поломок, при которой мы используем тандемную трансплантацию.

– А что это такое?

– Одна аутотрансплантация, через 6 месяцев вторая аутотрансплантация.

– А разве не логичнее использовать для таких пациентов новую генно-инженерную терапию?

– Безусловно, для того, чтобы подойти к аутологичной трансплантации, мы должны получить противоопухолевый эффект, а он достигается как раз на новых препаратах.

– А трансплантация не исключает прогрессирования?

– Нет, к сожалению, не исключает. Но она увеличивает время до наступления прогрессирования или рецидива.

– А сколько живут такие пациенты?

– По-разному живут. Всё зависит от того, о какой группе риска мы говорим.

– Когда вы говорите про молодых пациентов, в каком возрасте чаще всего случается это заболевание?

– Всё-таки эта болезнь ближе к пожилым, но в последние годы почему-то мы стали видеть молодых в возрасте 30-35 лет. Средний возраст больных ММ 60-65 лет.

– А вообще этих больных становится больше?

– Больных становится больше, потому что просто люди стали дольше жить, и они доживают до своих опухолей, в том числе и до множественной миеломы.

– Возвращаясь к первой проблеме – диагностике. Каков идеальный протокол, путь пациента, который максимально вовремя и чётко пришёл к пониманию диагноза?

– У больного появляется, например, болевой синдром, который присутствует примерно 70% случаев. При МРТ определяются остеолитические очаги деструкции в костях и дальше он должен идти к онкологу. И онколог первым делом изучает биохимический анализ крови. Если есть высокий общий белок, уже понятно, что надо исключать множественную миелому. Но опять не так все просто, поскольку существует несекретирующая миелома с нормальным уровнем белка.

– Что заставляет врача увидеть, заподозрить несекретирующую миелому?

– Анемия, остеолитические очаги в костях, экстрамедуллярная опухоль, при биопсии которой определяется плазмоклеточная инфильтрация.

– Где нужно лечить множественную миелому?

– У онкогематологов и гематологов.

– Но судя по всему, нужны настолько разноплановые методы... В каких клиниках обладают всем арсеналом?

– Это должна быть многопрофильная клиника. Например, частая клиническая ситуация, когда больной приходит с высоким креатинином (800-900), снижением клиренса креатинина до 10-15 мл\мин и требует назначения гемодиализ. Другая ситуация, я уже об этом говорила, сдавление спинного мозга, срочная консультация вертебролога и обсуждение целесообразности выполнения хирургического пособия. В ряде случаев, при выраженном болевом синдроме, возможно применение лучевой терапии. Ну и конечно, диагностическая служба в полном объеме с возможностью иммунофенотипирования клеток костного мозга, выполнения ПЭТ\КТ.

– Понятно, это должна быть мультидисциплинарная команда. Расскажите о конференции, которая начнётся в пятницу.

– На мой взгляд, она должна быть очень интересной, потому что мы постарались привлечь ведущие клиники страны. Это институт онкологии и гематологии имени Раисы Максимовны Горбачёвой. Очень серьёзный большой центр, по сути, ведущий трансплантационный центр в стране. Мы пригласили Вадима Валентиновича Байкова – руководителя патологоанатомической лаборатории этого центра, профессора кафедры патанатомии Санкт-Петербургского университета, ведущего патоморфолога нашей страны рассказать о крайне интригующей проблеме - клональной эволюции при множественной миеломе.

– Расскажите о других спикерах.

– Мы пригласили коллег из Боткинкой больницы. Там располагается Московский Гематологический центр с очень мощным кадровым наполнением. Руководитель центра, профессор Виноградова Ольга Юрьевна, будет говорить о применении новых препаратов в реальной клинической практике. Заведующий гематологическим отделением Камиль Даниялович Капланов представит ММ высокого риска. Это наиболее трудно поддающаяся лечению популяция больных. Далее Анастасия Александровна Семёнова, старший научный сотрудник нашего Центра представит «дорожную карту» молодого пациента ММ – как правильно планировать путешествие от первой до последующих линий терапии, ведь очень много препаратов и надо понимать, на каком этапе какому препарату отдать предпочтение. Заведующая отделением трансплантации костного мозга нашего Центра Петрова Галина Дмитриевна будет обсуждать роль трансплантации в лечении молодых больных ММ.

– А пожилых?

– О группе пожилых больных будет говорить профессор Сергей Вячеславович Сёмочкин. Он представляет МНИОИ им. П. А. Герцена и является ведущим специалистом в лечении множественной миеломы. Мы также попросили заведующего отделением химиотерапии парапротеинемических гемобластозов НМИЦ гематологии Максима Вячеславовича Соловьёва рассказать о рецидивах ММ и об эффективности различных иммуномодуляторов. Очень интересным представляется доклад д.м.н. Салогуб Галины Николаевны, посвященный редким и тяжелым вариантам плазмоклеточных дискразий. И, как мне кажется, завершающий аккорд, это обстоятельный разговор об амилоидозе, который представит Пирогова Ольга Владиславовна. Несомненный практический интерес вызовут надеюсь и клинические наблюдения, которые представят Ольга Викентьевна Кудряшова, Ксения Сергеевна Афанасьева, Юлия Ивановна Ключагина.

– Кто должен присоединиться к этой Онкоакадемии и зачем?

– Гематологи, онкогематологи, которые занимаются ведением этих больных. Неплохо было бы послушать неврологам и врачам общего профиля.

– Мы можем говорить, что в Онкоакадемии, посвящённой множественной миеломе, будут собраны все основные новые знания, связанные с этим заболеванием?

– На мой взгляд, всё самое интересное и новое, что происходит сейчас в этом разделе онкогематологии, будет освещаться на нашей конференции. Большой круг самых важных тем и звёздный состав лекторов. Я думаю, специалисты по достоинству оценят наш форум.

 

 

загрузка карты...

Контакты

Фактический адрес:
115478, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единая справочная служба
+7 (499) 324-24-24
Справочная служба Детского института
+7 (499) 323-56-22