НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина - Новости
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
English Russian
/ «Организм непьющего имеет резервы для борьбы с раком, пьющего — нет»
Обновлено: 14.06.2022

«Организм непьющего имеет резервы для борьбы с раком, пьющего — нет»

14 июня 2022
Лауреат Госпремии Иван Стилиди — о 30-летних исследованиях, которые спасли миллионы жизней

Ковидный локдаун не способствовал уменьшению потребления алкоголя в России — в руках у скучающего на диване человека вместо книги нередко появлялась бутылка, говорит глава НМИЦ онкологии имени Блохина, главный онколог Минздрава Иван Стилиди. Однако государственной награды — Госпремии РФ в области науки и технологий — он удостоен не за это известное наблюдение. А за создание технологий, которые помогли вдвое снизить смертность мужчин в трудоспособном возрасте, сохранить 3,5 млн жизней. А выживаемость детей с онкологическими заболеваниями удалось повысить с 7 до 84%. 12 июня Ивану Стилиди и другим авторам этого проекта награду вручил Владимир Путин. В интервью «Известиям» известный онколог рассказал новые факты о связи алкоголя и курения с развитием рака, ошибках и успехах антиалкогольных кампаний, разработке отечественной вакцины от вируса папилломы человека и связи базисного воспитания с продолжительностью жизни.

Снижение в два раза смертности от алкоголизма и сохранение жизни 3,5 млн человек— серьезный демографический успех. Благодаря чему это удалось?
— Благодаря совместному труду ученых. На протяжении 30 лет мы занимались многокомпонентным клинико-эпидемиологическим проектом «Разработка и внедрение профилактических и клинических технологий в здравоохранении». Он был направлен на снижение заболеваемости и смертности детского и взрослого населения, на улучшение качества жизни больных. Это привело в конечном итоге к прогрессу в демографической ситуации в России в целом.

Алкоголизм — один из факторов, способствующий смертности. Это проблема многих стран, но мало кому удается бороться с ней эффективно. Антиалкогольная кампания в СССР полностью провалилась и привела к масштабному всплеску алкоголизма в 90-е годы. Смертность значительно выросла, а продолжительность жизни у мужчин упала до 57 лет. С 1991 по 2003 год это привело к дополнительной потере 2,5 млн человек.

Почему это произошло? Что сделали не так?
— Потому что единственное, что делали, это запрещали. Сдуру объявили войну виноградной лозе. А полный запрет приводит только к тому, что какое-то время пружина сжимается, а потом разжимается. Наступил момент, когда эту сжавшуюся пружину невозможно было сдерживать. Новая антиалкогольная кампания, принятая российским правительством в 2008 году, включала в себя разумные меры, которые в комплексе дали результат.

Данные, которые мы получили в ходе нашего масштабного исследования, легли в основу концепции государственной политики по борьбе с алкоголизмом и вошли в национальную антиалкогольную программу. Меры были приняты серьезные: увеличение стоимости акцизной марки, возраста покупателя до 18 лет, запрет рекламы алкоголя, ограничение розничной торговли, установка минимальной цены, запрет продажи в вечернее и ночное время и жесткий контроль за изготовлением контрафактной продукции. Все вместе они сыграли свою роль — смертность среди мужчин снизилась в два раза.

Что именно показали исследования?
— Что опасное потребление алкоголя с высокой статистической достоверностью повышает риск смерти от опухолей, острой ишемической болезни сердца, туберкулеза, пневмоний, заболеваний печени, поджелудочной железы, отравления алкоголем, несчастных случаев, насилия, транспортных происшествий, самоубийств.

В рамках проекта мы ретроспективно проанализировали медицинскую информацию 260 тыс. человек, а также результаты 25 тыс. аутопсий. Выяснилось, что у 59% мужчин в возрасте 15–54 лет, у которых в посмертном диагнозе стояло «другие и неуточненные причины смерти» и «внезапная сердечная смерть», причины ассоциированы с алкоголем. Причем его содержание в крови превышало 4 промилле в каждом четвертом случае. Несовместимая с жизнью концентрация, то, что мы и называем «опасным потреблением алкоголя».

А сколько это в граммах?
— Количество алкоголя, которым достигается опасный уровень, у каждого индивидуально — зависит от массы тела, роста и ряда других факторов. Это объем, который потребляется единожды и приводит к смерти. Стоит учесть, что курение и прием алкоголя усиливают вред друг друга. Он гораздо выше, чем если только курить или только употреблять крепкие алкогольные напитки.

Как долго человек должен регулярно употреблять алкоголь, чтобы у него возникли риски онкозаболеваний?
— Конкретных цифр нет, но это системно — не менее нескольких лет.

А какие именно механизмы запускает в организме алкоголь, которые впоследствии приводят к раку?
— У больных раком пищевода — это постоянная химическая травма слизистой оболочки. В органе непрерывно поддерживается хронический воспалительный процесс, что становится благоприятной почвой для возникновения злокачественных новообразований. Цирроз печени, возникший на фоне алкоголизма, или хроническое воспаление поджелудочной железы тоже повышают риск возникновения рака. А вот данных о прямой связи алкоголя с опухолями центральной нервной системы, проще говоря, головного мозга нет.

Женский алкоголизм опаснее мужского?
— Да, опаснее, потому что гормональные процессы в организме женщины — это более сложная и тонкая система биохимического взаимодействия, которая страдает от воздействия алкоголя в значительно большей степени, чем мужская. И это может дать старт любому другому заболеванию, не только онкологическому.

Существует ли отсроченное действие алкоголя: человек пил, завязал, а позже у него развился рак?
— Если человек пил системно, дожил до цирроза печени, а потом завязал — конечно, может. Спустя даже несколько лет после «завязки». При этом выхаживать пациентов, у которых онкологическое заболевание возникло на фоне употребления алкоголя, всегда сложнее. Если человек непьющий, да, он болен опухолью какой-то локализации, но в целом его органы и системы обладают резервами. Фильтрационная активность печени и почек сохранена, и это помогает выводить продукты распада препаратов, применяемых при химиотерапии. А у человека, систематически потребляющего спиртные напитки в высоких концентрациях, резервов не остается. Поэтому вопрос о том, можно ли такого больного подвергнуть активному противоопухолевому лечению, сплошь и рядом решается на расширенных консилиумах.

Недавно министр здравоохранения России Михаил Мурашко сказал, что за 2021 год в России не произошло снижение потребления алкоголя. Виной всему ковид?
— Ковид в совокупности с локдауном и инфодемией. Вспомните, как в разгар пандемии все соцсети пестрели объявлениями о том, что якобы алкоголь убивает коронавирус и спасаться можно только этим. Поэтому и в 2020, и в 2021 годах по алкоголю был подъем. В локдаун все сидели дома и не всегда брались за книжку или хобби. Вместо них доставали из шкафчика другое «хобби» — успокаивали нервы. Это была всеобщая ситуация, все медики об этом знают. Хотя зафиксировать это одно, а регулировать феномен, возникший на стыке с серьезной проблемой, объявленной эпидемией, чрезвычайно сложно.

Знаете, чего не хватает сегодня? Базисного воспитания и культуры. Можно ведь рюмочку выпить, а можно — бутылку. Воспитание необходимо во всем, и патриотическое сегодня особенно. И во всем ощущается его недостаток. Работать над этим следует усиленно, и начинать надо уже сегодня.

Как вы оцениваете уровень реабилитации алкоголиков в нашей стране?
— Я не обладаю детальными знаниями в этой области, это сфера ответственности специалистов-наркологов. Но концептуально, на мой взгляд, в этой проблеме не стоит возлагать надежды на частные центры. Всё-таки частный бизнес в медицине во главу угла ставит прибыль. Поэтому рассчитывать на то, что частные предприниматели эту проблему решат, никак нельзя. Она должна лечь на плечи государства. И опять начинать надо с культуры.

Какие еще исследования кроме изучения последствий злоупотребления алкоголем проводились в рамках проекта?
— Подробно исследовалось влияние на организм курения. Выяснилось, что курение — не только причина возникновения злокачественных заболеваний и не только легкого, а еще и фактор прогноза, влияющий на продолжительность жизни. Семь лет проводили исследования на 1200 пациентах и доказали, что у тех, кто в момент постановки диагноза «рак легкого» бросал курить, продолжительность жизни была в два раза больше, чем у тех, кто продолжал.

Еще одно важное профилактическое направление в нашей работе — вирус папилломы человека (ВПЧ), ассоциированный с раком шейки матки. Этот вид заболеваний входит в число самых частых у женщин (пятое ранговое место), ежегодно в России заболевают 17 тыс. Мы построили математическую модель, которая показала, что из 24 млн девочек, которые должны родиться на свет с 2009 до 2038 года, раком заболеют 400 тыс., умрут 130 тыс. Но если 90% девочек вакцинировать от вируса папилломы человека, который является главной причиной развития рака шейки матки и некоторых других онкозаболеваний, то можно 70% случаев заболевания ликвидировать, а число смертей уменьшить более чем на 100 тыс. Это серьезный стимул к тому, чтобы мобилизовать силы и создать свою вакцину от ВПЧ. В мире такая вакцина есть, но своей, отечественной, в России пока нет.

Наш многолетний проект отчасти помог здесь — результаты наших исследований по этой проблеме неоднократно освещались на круглых столах в правительстве и Минздраве. В итоге разработке вакцины от ВПЧ дали зеленый свет, она ведется сейчас в Питере. Я пока не могу сказать, на каком она этапе, но то, что мы можем делать вакцины быстро и качественно, российские ученые уже доказали, когда в кратчайшие сроки создали вакцину от ковида.

У проекта была клиническая часть — хирургические вмешательства в онкологии, которые начинал разрабатывать мой учитель академик Михаил Давыдов. Это инновационные методы хирургических вмешательств, направленные на радикальное удаление опухоли в особо тяжелых случаях, при необходимости с пластикой крупных кровеносных сосудов, а также органосохранные вмешательства, не нарушающие принцип радикализма. Эти методы позволяют повысить и продолжительность жизни пациента, и максимально сохранить ее качество после операции.

Реализованная в рамках проекта госпрограмма «Дети Чернобыля» тоже позволила провести большие наработки. Было изучено воздействие малых доз радионуклидов на организм подростков, проживающих на загрязненной территории. Это позволило понять, какие именно процессы приводили к геномным поломкам и многочисленным заболеваниям под влиянием радиоактивного воздействия. Были предложены варианты лечения. А в детской онкологии удалось повысить выживаемость детей с 7 до 84%.

Будете ли вы продолжать ваше исследование?
— Да, продолжать будем, и уверен, что Минздрав нас поддержит. Уже есть предварительные данные по раку почки. Отказ от курения увеличивает продолжительность жизни и при этой форме раке. Мы показали, что курение вызывает мутацию в определенном гене, а эта мутация — отрицательный прогностический фактор при раке почки. На очереди рак поджелудочной железы. Это опухоль с чрезвычайно высоким потенциалом злокачественности. Пятилетняя выживаемость при ней не превышает 2–3%. И если мы также обнаружим положительный эффект отказа от курения в этом случае... Это тоже очень интересная работа.

Что полученная награда значит для вас?
— Это высшая награда государства, страны, это честь и гордость, и это заслуга всего коллектива нашего центра Блохина. Повторюсь, что фундамент работы заложен еще нашими учителями и выполнен всем коллективом, поэтому это наша общая награда. Для меня это вершина в профессиональной биографии.

ИСТОЧНИК:
iz.ru/1348459/valeriia-nodelman-elena-balaian/organizm-nepiushchego-imeet-rezervy-dlia-borby...
загрузка карты...

Контакты

Фактический адрес:
115478, г. Москва, Каширское шоссе, д. 23
Единая справочная служба
+7 (499) 324-24-24
Справочная служба Детского института
+7 (499) 323-56-22